()

Проплывая мимо важных брёвен
Я позволил себе заметить:
- И топоры умеют плавать...

youtube1.jpgvk.pnglj.png
Ыбычунь № 2' 2003

ЗАРИНСКИЕ РОК-ФЕСТИВАЛИ:
за и против

     Первый заринский рок-фестиваль прошёл 23-24 марта 1996 года в ДК «Строитель» и явился открытием целой вехи в истории культурных событий города, но, как ни странно, был проигнорирован журналистской братией, обычно падкой на такого рода события. Фестиваль был организован Оптимистом при поддержке Виктора Ортмана, провинциального «шоу-бизнесмена». Выступали - “Неисчерпаемый Запас” (группа Пахеца впервые выступила под этим названием именно на этом фестивале), “Маленькая Банановая Рыба” (из Горно-Алтайска), “От Дел”, “Территория”, “Дядя Го”, “Посторонние”, Ольга Позолотина, Кобзарь, Александр Минситов, “Тёплая Трасса”. В афишах было указано, что «1996 год – исход второго тысячелетия», а в рисунке под текстом угадывалась символика Апокалипсиса в православном кресте. Фестиваль оказался убыточным и, казалось, что порадовать заринцев настоящей сибирской музыкой более не удастся.
     Но шли годы, истерия апокалиптичности происходящих событий понемногу проходила, и в 2000 году Метафизическим Заринским Рокъ-Клубом была предпринята попытка возрождения фестивального движения. В январе того же года проходит разминка – мини-фестиваль «Тихие Зори». Из Барнаула приезжают «Тёплая Трасса» и «Территория», а также недавно вернувшийся из долгого проживания в Санкт-Петербурге старый барнаульский панк Митрофан Насосов. Из Новосибирска приезжает странная девушка, выступившая под именем Пурга, мотивировав это тем, что так её назвала мама. От Заринска выступил Виталий Черных, для которого это было первое выступление.
     11-12 марта в том же ДК “Строитель” проходит фестиваль некоммерческой музыки “Цветы над обрывом”. Это был самый NZ_sm.jpgбольшой и грандиозный фестиваль из всех, какие видел Заринск. Два дня непрерывного рок-н-ролльного веселья. Ошарашенная заринская урла не могла понять, как это так – столько разномастного народа, сколько никогда ещё не собиралось вместе. Проникались общим настроением и музыканты: заринцы «Рай» и «Freeгад», барнаульцы «Дядя Го», «Территория», «Тёплая Трасса», «Гексоген», «Первое Завтра», «Неисчерпаемый Запас», Саша Подорожный, Лёша Бякин, собственно, всех и не упомнишь – в день по два непрерывных концерта, по четыре-пять, а то и шесть команд за один концерт. Порадовал новосибирский панк-анклав – Манагер, Чёрный Лукич, Саша Дух и безбашенный Рыба (умудрившийся устроить небольшой скандал из собственного выступления). Подтянулась и Алиса, мама бийского рок-движения, со своей полуметаллической группой “Realex”. Впервые на сцене появилась Настя Артёмова, была замечена Лукичом и увлечена в Новосибирск для записи альбома. Скомканное выступление получилось у Оптимиста и «Посторонних» (видимо не стоило гнаться за двумя зайцами - быть организатором и выступать на собственном концерте дано не каждому).
     И вообще, 2000 год был весьма богат на музыкальные события. Не успели заринские панки прийти в себя после «цветов над обрывом», а уже 12 ноября Метафизический Заринский Рокъ-Клуб проводит русско-казахский панк-фестиваль «Наша Родина – СССР» (посвящённый 60-летию Надежды Ивановны Кеняйкиной). Несмотря на противодействие заведующего отделом Культуры, Сергея Васильевича Шелембы, фестиваль всё же состоялся. Как описывала это событие газета “Bruderschaft” №1(7) 2000: «Панк-фестиваль был устроен в рекордные сроки - два дня! В пятницу были напечатаны афиши и пошла реклама по лояльному к бедным панкам телевидению, а в воскресенье - концерт!!! Проведение фестиваля стояло под большим вопросом, пока Оптимист не взял на себя наглость развесить афиши по городу. Отступать было нельзя - к нам ехала “Адаптация”. Лучшая группа Казахстана, игнорируемая местными вассалами у себя на родине, очень любима в России. С “Адаптацией” приехал Ник Вдовиченко (лидер актюбинской группы “Западный Фронт”). Поддержать их приехали Шао, Лукич, Пахец, Подорожный и Настя Артёмова. Заринский “Рай” также выступил в поддержку актюбинских панков. И не совсем трезвое состояние Шао и Лукича лишь придали панк-фестивалю созвучный названию колорит. Надежде Ивановне понравилось, а что говорить о панках - их счастью не было предела. Впрочем, описывать ЭТО - неблагодарное занятие. ЭТО надо ВИДЕТЬ и СЛЫШАТЬ самим, иначе всё это лишь набор сухих банальных фраз. Вот так и закончился ХХ век. Для нас. Для “заринских панков”».
     Но недолго продолжалась радость - 28 января 2001 года в заринском кинотеатре “Заря” прошёл фестиваль “Взрослые Люди”. Кроме Шао и Оптимиста, засветились местные группыpeople.jpg “Терра” и “Эдем”. Всё бы ничего, но в афишах, которые были развешаны чуть ли не за месяц, указаны совершенно другие люди. А именно (пусть им будет хоть немного стыдно за свои откоряки) – «Рай», Настя Артёмова, Чёрный Лукич, Сват, Сан По, «Тёплая Трасса». Когда организаторы фестиваля пришли встречать барнаульскую электричку, то были неприятно удивлены – вместо привычной взбудораженной  полупьяной толпы музыкантов на вечернем перроне высветилось всего три знакомых лица – Вадим Макашенец, Леонид Веремьянин и Маша Дьякова, журналистка из Новосибирска. Главный организатор, коим оказался всё тот же Оптимист, немедленно впал в отчаяние. Несмотря на все увещевания Вадима («ну, тебе что, нас мало?»), отчаяние было нешуточное, причём усугублялось большими алкогольными возлияниями по мере приближения к началу фестиваля. Напросившимся выступать «Терре» и «Эдему» был дан зелёный свет, а вместо красочной афиши у входа в кинотеатр появился листок с грубой надписью: «РОК-КОНЦЕРТ. НАЧАЛО В 16:00». Телефонные звонки местночтимым звёздам не дали ничего утешительного – Лукич болел с похмелья, Настя Артёмова тоже приболела, Сан По просто отказался поехать, ссылаясь на уход от дел, более никого найти не удалось. Выяснилось к тому же, что и многообещающий заринский «Рай» развалился. Но зал набрался полон и ситуацию нужно было спасать. «Терра» и «Эдем» выступали первыми. Им внимали мамы и папы, одноклассники и одноклассницы. В перерывах ведущий концерта Оптимист заплетающимся языком говорил что-то о метафизичности происходящих событий и как-то вяло оправдывал не приехавших музыкантов. После того, как Шао закончил свою программу, на сцене появился преобразившийся Оптимист. В глазах его горел огонь, в руках его была стеклянная трёхлитровая банка. На молящее: «налейте пива, чуваки», зал не отреагировал. Всё воспринималось как элементы загадочного шоу. Тогда он взял гитару и запел. Поток его песен прерывался лишь падающим микрофоном и отрубанием звука (который был всецело в руках у администратора кинотеатра, которым оказалась женщина неопределённых лет). После того как Оптимист допел очередную  песню, администратор отключила звук гитары и взяла в руки микрофон: «Всё. Концерт окончен. До следующих встреч». Оптимист изумлённо развёл руками и продолжил петь. Звук был отключен. Была разбита стеклянная банка, раздолбаны две микрофонные стойки, разломаны два деревянных стула (чуть позже их заменят на металлические), разнесены колонки, сорван и запущен в действие старый огнетушитель со ржавой пеной. Таков итог фестиваля «Взрослые Люди». По иронии судьбы в афишах было указано – «открытие XXI века». Так и был открыт XXI век в истории заринского рока.
     После зимнего фестиваля Оптимист, приняв изрядную долю критики в свой адрес по поводу разбившихся надежд и микрофонных стоек, решил во что бы то ни стало устроить новый панк-фестиваль, но теперь без участия зазнавшихся гениев от андеграунда (и вопреки Отделу Культуры во главе с рокофобом Сергеем Васильевичем Шелембой). Ставка делалась на молодых. И они не заставили себя ждать. 28 июля 2001 года в заринском Центре Детского Творчества проходит Фестиваль параноидальных галлюцинаций “Сибирские валенки”. Чинили безобразия: Шкипер (Заринск), Fucking Stones (Барнаул), Апатия (Новоалтайск), Дух (Новосибирск), Экстремальная Ситуация (Новосибирск), Посторонние (Заринск). На этот раз всё прошло благополучно, не считая сгоревшей аппаратуры и прочих издержек рок-н-ролльного общения. И там же 14-15 сентября 2002 года состоялся панк-фестиваль «Летим в Америку». letim15.jpgДва дня под эгидой Метафизического Заринского Рокъ-Клуба шла череда выступлений самых отъявленных заринских разгильдяев – «Детские Игры», «Инсулин», «Два Урода», Александр Храмцов и пр. Кроме того – «Экстремальная Ситуация» из Новосибирска и Вишенка с Имбицилом (экс-«Аномалия») из Барнаула. «Посторонние» традиционно завершали оба вечера. «И как бы хотелось, чтобы атмосфера праздника, царящая на заринских фестивалях, не кончалась никогда. А вообще-то она и не кончается. Праздник остаётся с нами. В нашем сердце, в нашей душе, в наших воспоминаниях», - писали мы в предыдущем номере, даже не подозревая, что этот фестиваль может оказаться последним в эпохе существования Метафизического Заринского Рокъ-Клуба.
     Теперь пора перейти к главному вопросу – нужны ли были эти фестивали? Неискушённому обывателю может показаться, что и не нужны. А зачем? Толпы молодых людей пугающего внешнего вида (мы ведь так привыкли к серости, не так ли?), громкая музыка (а мы так привыкли к ласкающей слух, льющейся изо всех щелей попсе), сложные для восприятия песни (а мы так привыкли к одурманивающей бессмысленности). Нет, не нужны обывателю фестивали. Но нужны молодёжи. Как глоток свежего воздуха, ворвавшегося в тёмное вонючее помещение (местного Отдела Культуры, например). Молодёжь тянется к доброму и вечному, но получает вместо этого суррогат телевизионного надувательства. И вот появляются новые «арии», новые «короли и шуты» выходят на сцену, заменяя собой то настоящее, в свете которого не устоять бы им никогда. Засучим рукава, возьмёмся за подготовку нового грандиозного фестиваля, который ураганом сметёт всю гниль рокопопса! Фестивали нужны, и они будут. Нашлись бы те, кому это не безразлично*.
     *К тому времени, как статья была написана, мы получили материал о новом прошедшем антиамериканском панк-фестивале, который и предлагаем вашему вниманию, как достойное завершение данной темы. Хотя, кто знает, может быть, это лишь только начало? 

                      Батыр Уланов

Все фотографии можно посмотреть здесь.