()

Проплывая мимо важных брёвен
Я позволил себе заметить:
- И топоры умеют плавать...

youtube1.jpgvk.pnglj.png
Ыбычунь № 2' 2003

СЛЕДУЮЩАЯ  ПОДБОРКА  МАТЕРИАЛОВ 
ПОСВЯЩЕНА
АКТЮБИНСКОМУ ПАНК-КЛУБУ

Сим же монолитом мы клеймим Оптимиста, так как,
вернувшись с актюбинского фестиваля «Суховей» (автостопом), рассказав интереснейшие истории всего,
что с ним приключилось за время путешествия (туда и обратно), наотрез отказался предоставить письменный материал, либо записать со слов КАК ОНО БЫЛО.


СУХОВЕЙ 2002

     Третьего августа в драмтеатре г. Актюбинска (Зап. Казахстан) прошёл фестиваль некоммерческой музыки "Суховей-2002". Фестиваль подготовили и провели лидер группы "Адаптация" Ермен Анти и радиоведущий, журналист Игорь Ларра. Фестиваль поддержали "Диапазон" - самая читаемая газета Актюбинска, - а также (символически) "Рифма", популярная городская радиостанция, которую лишили лицензии на вещание незадолго до фестиваля.
     Из знаменитых гостей ожидались и выразили желание посетить Актюбинск "Телевизор" и "Тёплая Трасса", но Михаил Борзыкин оказался занят аж до середины осени, а лидер-вокалист "Трассы" Леонид Веремьянин (Шао) не смог бы пересечь границу Казахстана из-за отсутствия банальной вкладки в паспорте. Больше потерь в составе участников не было.
     Фестиваль прошёл на редкость успешно и организованно. При полном зале панков и прочих рокеров не случилось ни одной драки, немногочисленные пьяные вели себя на удивление пристойно - люди пришли не "оттягиваться", а слушать. "Суховей" с одним коротким перерывом длился с 17 до 23-х часов, на улице было за 40 (на следующий день температура достигла 47), а в помещении - ещё теплей, не спасали никакие кондиционеры. С выступающих пот лил градом уже на первой песне, но зал был полон все шесть часов фестиваля. Все успели побывать на сцене, никто не пытался спеть больше отведённого ему времени, - это притом, что зрители постоянно не хотели отпускать музыкантов, просили петь ещё. Такого фестиваля - по организации и по атмосфере - я ещё не видел, более того, о таком я и не слышал. Приходит на ум только недосягаемая фестивальная вершина нашего времени-пространства - череповецкая "Рок-Акустика" 1990 года. Современные масштабные фестивали - как правило, чистой воды коммерция ("Максидром", "Нашествие") или полукоммерция ("Премия FUZZ" с застойно-звёздным и сомнительно-модняцким составом участников преследует более достойные цели, и фактом своего существования поддерживает у части публики интерес к единственному специальному периодическому изданию с полиграфической базой, которое, помимо неизбежной тягомотины, регулярно пишет о живых музыкальных движениях). Ближайшую аналогию "Суховею" можно отыскать в Тюмени, где усилиями неутомимого Ника Рок-н-Ролла уже несколько лет проходит ежегодный фестиваль женского вокала "Сирин". За пять лет там выступали тогда ещё малоизвестные "Ночные Снайперы", Чичерина, Ю. Теуникова и Ю. Тузова. "Сирин" - хоть и специальный "женский" фестиваль, но стабильно сильным составом участников, качеством подготовки и проведения и некоммерческой направленностью близок фестивалю актюбинскому.
     "Суховей" пока не обрёл устойчивых традиций. Первый фестиваль под таким названием прошёл летом прошлого года и напоминал акустический "рок-мост": выступали трое москвичей и трое актюбинцев. Несмотря на локальный характер, первый "Суховей" получил определённый резонанс, а запись выступления одного из актюбинцев Николая Вдовиченко была издана в Москве на аудиокассетах (лейбл "Выргород", 2002). В день первого фестиваля 30.06.2001 после долгой засухи пошёл дождь, поэтому музыканты, шутя, прозвали его "Суховей под дождём".
     В этом году на "Суховей" из-за границы приехало 17 человек - из разных регионов России и даже из Франции. Выступали 12 участников, в том числе семь гостей и пять актюбинских команд. Конечно, состав участников "Суховея-2002" непросто сравнивать с великими фестивалями 80-х, тем более с череповецкой "Акустикой", да и с "Индюками"; но для второй половины 90-х - первых годов нового века "Суховей" стал незаурядным музыкальным событием.
     Открывали фестиваль молодые актюбинские группы "Крестовый Поход Детей" и "Клир". Этим командам немногим больше года, музыкантам - по 18-20 лет. И если невозможно требовать от них самостоятельного музыкального мышления (нет, что вы, сама музыка - отнюдь не по шаблону), то в той же мере невозможно не заметить весьма зрелые и грамотные тексты и работу над аранжировками. В общем, дай Бог обеим командам работать и развиваться, начало положено хорошее.
     Бас-гитарист "Адаптации" Николай Вдовиченко - лидер собственного проекта "Западный Фронт" (ранее - "Выхода Нет"). Он единственный из актюбинцев, кто по музыкальной и стихотворной форме тяготеет к бард-року. В электричестве же получается, если можно так выразиться, "бард-панк". Хотя сам Николай был недоволен выступлением, группа сыграла мощно. Если на прошлом "Суховее" редко концертирующего в родном городе Колю слушали как нечто "слишком хорошо забытое", то сейчас публика приняла "Западный Фронт" как старого доброго знакомого. А выступление, как мне показалось, уж ничем не уступало самому известному по записи электрическому концерту группы - 8.05.1999 в московском клубе "Факел". Песни, написанные Колей после "Факела", немногочисленны, но добавляют веса и выступлению, и коллективу.
     Денис Третьяков живёт в Ростове-на-Дону. Весьма известен в родном городе и области, часто приезжает с концертами в Москву, в апреле этого года вместе с "Адаптацией" выступил в Берлине и Париже. В Актюбинске, куда приехал впервые, произвёл фурор. Несмотря на такой горячий приём, сознательно сократил своё выступление на 4 песни - "чтобы все успели сыграть".
     Затем перед зрителями предстали москвичи "Затерянные в космосе" и "Ожог". У лидеров этих групп нет ни ярко выраженной харизмы (как у актюбинцев Ермена Анти и Владимира Белканова и ростовчанина Третьякова), ни особо сильного голоса, но грамотные нетривиальные аранжировки и очень неглупые, серьёзные тексты делают своё дело - обе группы имеют свое лицо. Надо заметить, что лидер "Ожога" Константин Мишин страдает врождённой брезгливостью ко всему, что в фаворе. Язык же у него - и часто во вред самому Константину - острее опасной бритвы. Вообще угодить Косте практически невозможно. Поэтому услышать от Мишина: "Зовите ещё, с радостью приеду" стоит многого. Долгое время группы Мишина и Сантима выступали единым коллективом, в результате чего "Ожог" находился в тени "Банды Четырёх". Надо думать, сейчас "Ожог" имеет возможность повсеместно зарекомендовать себя самостоятельной творческой единицей. И выступление на "Суховее", где непредвзятый, не убаюканный мифами, но внимательный слушатель был достаточно благосклонен и к "Затерянным…", и к "Ожогу" - первое тому подтверждение.
     "Адаптации", организаторам фестиваля и самой известной актюбинской команде, единственной из всех участников не повезло со звуком. Что-то там в аппарате расплавилось-захрипело, но сыграть не помешало. Рассказывать об этом коллективе подробно, наверное, нет необходимости. Группа возникла в 1992 году, неоднократно выступала на севере и на юге Казахстана, в разных регионах России (Оренбург, Новосибирск, Барнаул, Заринск, Москва, Питер, Рязань, Воронеж, Смоленск, Обнинск, Нижний Новгород…), также в Бишкеке, Париже и Берлине. Официально выпущено уже 6 альбомов "Адаптации" и Ермена Анти (по три - на московских лейблах "Отделение Выход" и "Выргород"), на подходе следующие издания. На фестивале группа энергично и великолепно отыграла 6 песен. Ермен, заботившийся о фестивальном времени, сославшись на дикую жару, сократил свою программу ровно наполовину. Благодаря жертвенным поступкам Дениса Третьякова и "Адаптации" фестиваль закончился точно в положенное время, все успели выступить, и недовольных среди музыкантов не было.
     Выступивший в акустике Джек (группа "Медведь-Шатун") - без сомнения, интересный самостоятельный автор, с выработанной манерой письма и подачи, обладающий сильным запоминающимся вокалом. Так же, как и К. Мишин, в столице окутан облаком мифа, мышиным шуршанием негатива. У Джека много социальных песен - отнюдь не пошлых агиток, а метафоричных, образных, безусловно, художественно ценных произведений. Радует жанровое разнообразие песен Джека: есть и лирика, и фарс, и философская фантасмагория, и "героика", есть и очень смешные пародии. В сочетании с продуманными и талантливо исполненными аранжировками "Медведь-Шатун" являет собой колоритнейшую группу. А Джек - одна из сильно недооценённых в первопрестольной творческих личностей, и это опять же заметней в невзбаламученном околомузыкальными сплетнями Актюбинске.
     "Мао Кота" оказалась самой многочисленной группой из представленных на "Суховее". На сцене находились пять человек, ещё один не смог приехать из Москвы. Команда сформировалась не так давно из музыкантов, в разное время игравших в знаменитом и легендарном проекте Бориса Усова "Соломенные Еноты". Единственный раз на фестивале звучали и клавиши, и женский бэк-вокал. Если участники "Мао Кота" продолжат интенсивно и вдумчиво работать над развитием собственного проекта, на московской сцене может появиться не экзотическая однодневка, и не полумифическая, а реально действующая оригинальная группа.
     Клещъ (Павел Клищенко) - неплохо известный в Москве автор и музыкальный деятель. Более десяти лет занимаясь собственным творчеством, остаётся исключительно акустическим исполнителем. Начатая в 2000 году запись электрического альбома с Джеффом и Алексеем Марковым, к сожалению, не завершена до сих пор. Клещъ играл в составе "Пограничной зоны" (проект Дмитрия Аверьянова, пос. Колтуши Ленинградской обл.), недавно выступал в составе В.П.Р.-овских "Георгинов". Самые сильные песни написаны Клещом за последние полтора года. В отличие от прошлогоднего концерта, на "Суховее" в этот раз выступил очень мощно, заслуженно завоевав симпатии всего зала.
     "Белканов-Бэнд". Наряду с Денисом Третьяковым, самое сильное выступление. Самое сильное впечатление фестиваля. Владимир Белканов играет с 1992 года, регулярно - с 1996 года. Сейчас, наряду с Ерменом Анти, Белканов - наиболее известный музыкант города. Владимира Белканова и его команду не "прописать" в клеточку одного жанра. Вы услышите безумный и фантастически красивый сплав реггей, панка, фольклора, психоделики. Напиши одну из поздних белкановских песен Олди, - все наперебой заговорили бы о его (Олди) "воскрешении" и невиданном прорыве… Сквозь сгущающуюся беспросветность быта и космоса летят искры. "…Но кто-то/ Выбросил в небо/ Семена звёзд. / Есть надежда, / Что они дадут/ Всхо-о-о-ды…" Во время выступления Белканов иногда похож на плачущего ребёнка. А голос… На всей нашей официальной/неофициальной, попсовой/беспопсовой сцене найдутся легко узнаваемые, неслабые голоса. В женском вокале - есть справедливо обласканная Земфира, есть Рада, есть Юлия Тузова. Среди мужского вокального большинства встретишь и лужёные глотки, и необычные манеры исполнения… Но второго белкановского голоса - настолько сильного, глубокого и богатого - и близко нет. К сожалению, жёсткие электрические аранжировки "Бэнда" 1996-2000 гг. не всегда оставляли лидеру группы возможность в полной мере проявить свои вокальные данные; наименее удачным в плане записи голоса является пока единственный студийный альбом группы - "Нейтралитет" (февраль 2000 г., издан на аудиокассетах лейблом "Выргород" в 2001 г.). Сейчас положение меняется: аранжировки стали более продуманными, отточенными и разнообразными, не затеняющими Володины вокальные возможности. Беда пришла, откуда не ждали: 16 августа над Владимиром Белкановым состоится суд по уголовному обвинению. Музыкант, по собственной доверчивости, неопытности и глупости угодивший в скверную историю, может на долгие годы оказаться за решёткой. Остаётся надеяться* лишь на милосердие суда, на моральную поддержку друзей-музыкантов и на Господа Бога.
     Алес. Так же, как и Клещъ, выступал на прошлом "Суховее". В этот раз сыграл три заранее намеченные песни. И снова был приятно удивлён тёплым и благожелательным приёмом слушателей.
     Оптимист (Александр Редут), лидер группы "Посторонние" из далёкого алтайского Заринска, по общему мнению, достойно завершил достойный фестиваль. "Посторонние" играли просто, но внушительно и слаженно, - даром, что репетиций не было, а играли с Сашей актюбинские музыканты. Да и песни у Оптимиста, вопреки имеющему локальное хождение мнению, отнюдь не безынтересные.
     О поддержке гостей актюбинскими музыкантами следует сказать особо. Профессионализм основного состава "Адаптации" не раз был предметом разговоров и в Москве, и в Питере, и даже в привыкшем к высокому уровню исполнительского мастерства Берлине. Гитарист "Адаптации" Саня "Шиза" Шикарев, проживающий в последние годы в российском Оренбурге и вплоть до фестиваля подрабатывавший там лётчиком гражданской авиации, помимо выступления со своей командой, был как родной в составе "Посторонних", также поддержал своим участием "Крестовый Поход Детей". Лично Владимир Белканов подстучал мне, Алесу, на бонгах. А прославленный ударник "Адаптации" и "Белканов-Бэнда" Сергей Щанкин был на фестивале нарасхват. Но, как человек скромный, он сыграл только в четырёх группах - в составе "Западного Фронта" и "Ожога", и, разумеется, в "Адаптации" и "Белканов-Бэнде".
     Подводя итоги фестиваля, можно смело заявить, что "Суховей-2002" стал одним из наиболее значительных событий года, наряду с "Сирином", самым крупным фестивалем некоммерческой музыки. Выступали музыканты первой величины - "Адаптация", "Белканов-Бэнд", Денис Третьяков, и другие, уступающие им в известности, но тоже достойные. На "Суховее" не было ни одной проходной фигуры, - такое на независимых фестивалях случается сейчас крайне редко.
     К слову - о самостоятельности. Фестиваль реально являлся финансово независимым мероприятием. Никаких реклам, никаких корыстолюбивых спонсоров. А в качестве меценатов выступили газета "Диапазон" и уже закрытое радио "Рифма". Они помогли заранее оплатить аренду зала и аппарата, обеспечили музыкантов питанием, оказали фестивалю информационную поддержку. Ещё была договорённость о гостинице для гостей фестиваля, но в последний момент несостоявшийся благотворитель изменил свои условия, и организаторам пришлось отказаться от его услуг. Впрочем, на положении гостей такой поворот дел не отразился - музыканты были оперативно и с учётом их интересов и пристрастий расселены по квартирам организаторов фестиваля и их друзей. Надо заметить, что недовольных не обнаружилось.
     Ещё об организации. По заранее обговорённым с каждым участником "Суховея" условиям гости фестиваля либо получали частичную компенсацию проезда, либо добирались полностью за свой счёт, но в Актюбинске все получали полное обеспечение проживания (так, музыкантов кормили в городском кафе, больше похожем на ресторан). И я опять повторюсь и подчеркну: на дворе 2002 год, уважающие себя коллективы давно перестали оплачивать дорогу из своего кармана. На "Суховее" не было замечено ни одной не уважающей себя группы; но ВСЕ остались довольны условиями проведения фестиваля.
     В заключение - невыдуманная история. Москвичи шагают к вокзалу. Передвигаются они зигзагообразно, - ну как было не выпить после "сухого" "Суховея", в послефестивальный, прощальный день! А надо сказать, что в Казахстане с пьяными на улицах сейчас не церемонятся: полиция - протокол - трезвяк гарантированы. И вот идут Мишин, Экзич и Дима Шубин, провожает их Ермен… - а навстречу патруль. "Стоять! Документы!" Единственный из кампании трезвый Ермен начинает объяснять: музыканты из Москвы, вчера… - "С фестиваля? Рокеры?" - "Да…" - "Я там вчера был. Молодцы. Счастливой вам дороги!"
     *По всем "раскладам" это были совершенно нереалистичные надежды. Но непостижимым образом они оправдались. (А., сентябрь 2002)

Алес
9 августа 2002, поезд Актюбинск-Москва

Фотографии можно посмотреть здесь.